Страна зелёных витаминов

Проект реализуется при поддержке ОАО «Россельхозбанк» Главная
Сегодня: 26 мая 2017 года
Авторизация
 Регистрация
Имя
Пароль
Число пользователей: 1361
ТУРИСТАМ
Блог Сергея Конина Наш интернет-магазин

Основание Суздаля

КИТЕЖ/КИДЕКША

 

Село Кидекша – древнее, дославянское. Стоит оно посреди поля, вблизи устья речки Каменки. «Каменка» – это и есть перевод с угро-финского «Кидекша». Здесь эта речка с каменистым дном сливается с Нерлью, текущей в Клязьму.

"Битва русколан с гуннами под Семивежьем на Москва-реке (15 мая 316 года). 
Также в то время сильно умножилось племя гуннов. И начали они беспокоить на Великой Ра-реке земли русколанские. И вновь восстав во главе гуннов, Морияр - князь многие народы на Востоке попленил. И так потом от Ра-реки дошёл с ратями бесчисленными до Москвы-реки и Семивежья, и все крепости на пути сокрушил и пожёг. 
Но нисколько не обеспокоился тем Дажень-яр, ибо в львиной природе князя было с пущей храбростью сражаться с большими силами, нежели с малыми. И так прошествовал Дажень-яр с сыном своим Бусом Белояром и в силе великой к Беловежью Залесскому.

И там сам Бус обратился в Вышнему Свету и силам Сварожьим. И видел он в небе, как верхом на крылатых конях впереди ратей Сварожьих выступили небесные заступники Земли Русской братья Святибор и Мось, сыны Велеса. И слышал он, как Святибор рёк брату своему Мосю праведному: «Да поможем мы родичам нашим – Даженю и Бусу!»

И вот в тот год, когда созвал Константин-царь первый собор в Ромее, а на Руси чтили праотцев Святибора и Мося, сошлись на поле под Семивежьем рати. И тогда и в Ромее, и на Руси одержали верх арияне, следующей Стезёй Буса.

И был слышен треск от ломления копий и от ударов мечей. И видели все рати Сварожьи в облаках, что явились на помощь князю Дажень-яру. А на земле впереди ратей русских выехали сами светлые братья Ягорий и Сурияр, а в облаках над ними в вихрях – братья Велесичи. 
И дали они сражение войску змееву Морияру. И в сражении том под Семью вежами они яростными ударами истребили многих тысячников и сотников Морияра вместе с их отрядами.

И затем, спустя седьмицу, во второй битве под стенами Китеж-яра (Кидекша, что на Нерли недалеко от Суздаля) на реке Нерли вновь одержали верх рати Дажень-яра и Буса. И так заняли они крепость Китежа Суждальского. Дажень-яр вновь встречается с Навной.

Морияр и Навна похищают Милиду на Купале близ Китежа Залесского (современный Владимир). Бус, Златогор и Сурияр освобождают Милиду (июнь – июль 316 года).

Дракон же лютый, князь Морияр, видя своё тяжёлое поражение, решил с изворотливостью змеиной снискать для себя мир и братскую любовь. И он из стольного Моргуль-града обратился к Дажень-яру с посланием, отправив его через супругу свою Навну. И явилась Навна в Китеже-граде (небесный город) на яре высоком, на горе Студенце. И сошлась там с Дажень-яром (демиург), и говорила о мире и любви. 
И так вновь вспыхнула в сердце её прежняя приязнь сердечная к князю великому, и напомнила она ему о сыне их Буримире, коему, и роду его, судьбою предназначено царствовать в Русколани, в то время как Бусу предстояло занять трон небесный. Но остудил её пыл Дажень-яр, сердце коего было занято лишь Милидой. И вновь взревновала Навна к супруге его Милиде, и затаила обиду в сердце своём. Много труда стоило ей установить тогда мир между Дажень-яром и Морияром, и то лишь на время от сева и до сбора урожая, ведь по всей Руси не воевали в страдную пору. 
И в знак заключения мира Морияр отдал тогда дочь свою Заремиру в супруги Сурияру Яранаковичу. Сам же Дажень-яр в то время отправился к Белым горам, ибо настало время молений и очищений.

Как заведено было по обычаю, там он каждый год шествовал, повторяя вякамандары, от Кияра к садам Ирийским. В тех же садах припадал он к источнику жизни, и отведывал от яблони мандариновой, что возросла от семени, данного в годы старые Бугумиру матерью Марою.

И так Дажень-яр возвращал себе молодость и силу, так же как и праотец Богумир, проживший тысячу лет, и так же как отец его Вересень-яр, переживший два века человеческих. Сам же Дажень-яр уже оставил за плечами век, но был молод, как человек, только вошедших в силу свою. И так Дажень-яр с Ягорием утекли к Белым горам.

А Семивежье и Китежские земли оставили на попечение Бусу Белояру, старшему брату его Златогору, а также воеводе Сурияру. И с ними осталась мать Буса – Милида, ибо то была земля её отца Асеня Мудрого, внука Берендея-царя. И здесь у седых волхвов (См. Владимирское Залесье и Ярополчье Гороховецкое.) обретали ведание тайное дети её, младшие братья и сёстры Буса. И тогда, воспользовавшись уходом князя, Навна в дни Купалы с коварным умыслом заманила сыновей Дажень-яра и мать их Милиду на капище Сурьи, что в Китеже Залесском (современный Владимир), ибо в те дни шла там свадьба Заремиры и Сурияра. 

«И повелел он собирать детей вохвов, чародеев, жрецов и отдавать их в учение, дабы обучать праведной вере, и знаниями просветить ум и наставить их в служении истине. Многих же отроков, и всех своих детей, он собрал в Китеж-яре, и выстроил им обитель, и назначил над ними учителем мудрого Китальвана, доверив ему обучение. Каждый раз, когда князб приезжал в Китеж-яр совершать служение в память предков и отца его Дажень-яра, он заходил и в Китежскую обитель, собирал вокруг себя детей волхвов и жрецов. И те окружали его толпою, кто с книгами, кто со свитками в руках. И Бус велел им читать хором, а сам слушал и, весьма радуясь, гордился ими, что они и есть то сокровище предков, которое хотел обрести отец его Дажень-яр. 
И ещё говорил он, как весною пробуждается природа, и солнцу радуется всякая тварь, и зацветают цветы, так и разум их пробуждается учением праведным, которое потом принесёт благой плод. И пусть они теперь веселятся, в пору цветения юности, а после возвратятся просвещать роды свои. И из тех обителей вышли наши учителя, обладающие ключами к вратам истины, которые разнесли по всему миру свет Бусовой веры, предвечного знания о мире дольнем и горнем. И был очищен и возрождён канон Вед, который мы с тех пор храним и не утратим никогда, пока жив род наш".

 

Ярилина книга.

См. с. Кидекша.


Мерянская культура

Слово "суздаль" — фино-угорское слово.

Междуречье Оки и Волги до Х в. почти всё было занято финно-угорским племенем меря.

Современные авторы выделяют в Волго-Клязьменском междуречье мерянскую культуру VI—IX вв. как метисную финско-славянскую. 

Оживленная торговля шла по более полноводной и длинной реке Ирмизь, около Суздаля. Ее дугообразное русло уходит далеко в глубину плодородных опольных земель. В среднем ее течении, на левом берегу, по-видимому, уже в V веке н. э. размещалось небольшое городище, являвшееся скорее всего одним из зачатков ремесленных центров северной округи Суздаля. Большое количество курганов, расположенных по берегам Ирмизи, дает богатый вещественный материал, характеризующий районы торговых связей этой части Суздальщины в IX - XI вв.

Так, в курганах, расположенных около с. Весь, были найдены монеты: Саманидские, Измаила сына Ахмеда 900 г., Мансура сына Нуха, чеканенные в Самарканде и Бухаре, монеты Буидские, Генриха I , чеканные в Рогенсбурге, богемские Болеслава, Вендские, датские Эстридсена, сына Свенда. В курганах около с. Шокшова находились монеты Самаркандские Измаила I и его сына, относящиеся к IX веку, Буидские, Саманидские, Богемские X века. Обнаружено несколько монет и XI века: Этельреда I , Оттона, X в., Бруно, епископа Вюрцбургского, 1033-1045 гг. Подобные же монеты были найдены и около с. Шелбова, расположенного на той же Ирмизи в верхнем ее течении.

До XII века здесь преобладало финское население, которое было здесь туземным. Славянская колонизация началась ещё до XII века из новгородской земли, а потом сюда хлынул поток из поднепровья, который привёл к смешению народностей фино-угров и славян. Произошла великорусская нация. На формирование этой народности действовал также и географический фактор: природа, почва, климат.

Финно-угры поселились здесь в незапамятные времена. Ещё историк VI века Иорнанд уже называет племена, в названиях которых угадываются русские летописные названия эсты, весь, меря, мордва, чудь.

Киевская летопись пишет о трёх финских племенах: мурома, меря и весь на Белом озере. Многие эти племена растворились в славянском потоке, потому что не строили городов, были разъединены. Единственной властью у них были шаманы, волхвы. Но память о них сохраняет топонимика, география. Сотни рек носят имена, оканчивающиеся на -ва, -га, -да, -ла, -жа, -ма, -на, -ра, -ша: Кутва, Лысьва, Москва, Нарова, Нева, Протва, Ветлуга, Волга, Малога, Онега, Вологда, Вожа, Ковжа, Унжа, Кама, Кинешма, Кострома, Пышма, Чухлома, Сухана, Цна, Шексна, Жиздра, Сура (две), Колокша, Клокша, Шокша, Мокша, а также Алатырь, Арзамас, Ардашев, Неро, Нерль, Ока, Суздаль. На Киевском юге были реки чисто славянского происхождения: Березина, Буг, Ворскла, Горынь, Десна, Днепр, Днестр, Ильмень, Свирь, Супонь, Трубежь. Ока — это и есть собственно река. Название племени весь сохранилось в названии города Весьегомск в Тверской области, село Корелы. Эти племена отличались миролюбием и кротостью, поэтому встреча с ними славян носила мирный характер. Летописи молчат о борьбе с местными племенами. Если и упоминаются конфликты, то они носили религиозный характер.

Русские называли финские племена одним словом чудь. Ключевский пишет: "Русские сразу почувствовали своё превосходство над ними; на это указывает ирония, которая звучит в русских словах, производных от однокоренного чудь: чудить, чудно, чудак. Мирны были и колонисты, потому что принадлежали к крестьянскому населению, искавшему спасения от набегов кочевников. Происходило заселение а не завоевание края. Русское население преобладало, преобладало его влияние. Но есть и обратное влияние — в русскую среду проникло немало физических и нравственных особенностей растворивших в ней финнов.

Украшения мерян. IX - XI вв.

Языческие амулеты

 


СУЖДАЛЬ/СУЗДАЛЬ

В 597-598 гг. род Моска (Мусокия) был вынужден переселиться на Север с Дуная (античного Истра). В новые земли, согласно «Книге Велеса», пришли роды радимичей и вятичей. Об этом же говорит и «Повесть временных лет», в которой сказано, что вятичи ведут свой род от патриарха Вятки, пришедшего вместе с братом Радимом «от ляхов», точнее – из Волыни. 


Предания, помещённые в "Хронографе Дорофея", гласят: "В 167 году (597 год) от Карпатского Исхода князь великий Моска Святоярыч после Маврикия короля римского 14-е лето пришёл из Новгорода Дунайского в Суждаль..." Город Новгород Дунайский (Новиетун) находился тогда, по свидетельству готского историка Иордана, у истоков Дуная.

Моск Святоярич был избран «единым князем» (Лют II, 6:2) и стал заботиться о единстве славян. И было это в 597 году. Это год начала правления князя Моска и год исхода славян с Дуная.

Разбирая происхождение слова Суздаль, некоторые ученые полагают, что князья здесь народ судили, отчего и произошло название Суждаль. Некоторые ученые выводили его от греческих слов «сос дулос» («твой раб»).

Другие связывали название города с финским словом «susi» (или эстонским «suzi») – «волк». Такой версии еще в XIX веке придерживался ученый Д. Европеус, однако, по свидетельствам современной науки (в частности, А.С. Халипова), слово это бытует только на западе Финляндии. У соседних же с меря племен «волк» зовется совсем по-другому: у карелов – «хукка», у вепсов – «хяндиказ», у мари – «пире», у мордвы – «верьгиз».

Еще по одной версии, разгадку названия «Суздаль» можно найти в местной природе, так как в окрестностях города росло очень много смородины. Карелы называют ее «сеструой», вепсы – «сестрикад», мордва – «шукштору». Ученые считают, что вполне логично предположить, что и у меря (их язык близок к мордовскому) название этой ягоды звучало как-то похоже (предположительно «суштар»), а звук «р» в конце со временем заменился на «л». Документально доказано, что в древнерусском языке в XI – XIII веках происходило озвончение глухих согласных, и мережское «суштал» стало названием русского города с особенностями местного древнерусского говора – «Суждаль».
Некоторые считают, что слово «Суждаль» происходит от иранского «Сугда», то есть «сияющий», или от русского «Сурож» (см. Сурожская Русь. ).

Таковы лишь некоторые гипотезы о происхождении названия города.

О точной дате основания Суздаля достоверных сведений мы не имеем.

Легенда об основании Суздаля записана летописцем ХVIII века Ананием Федоровым и повествует о том, что после всемирного потопа и смешения языков, появились на свет три брата из племени Иафетова: Сан, Авесархан и премудрый Асан. Прийдя на землю русскую, первые два построили много городов близ Варяжского моря, в том числе и Великий Новгород, а третий брат Асан отправился в дикие леса и топи, где основал город, по своему суждению Суждаль.


Новгородские славяне самовольно отправлялись на север и восток искать лучшей доли. «Охочим людям» трудно было жить у себя, они искали простора для своей силушки богатырской. Таких людей было много и в Новгороде, где борьба народных партий на вече и бои концов появляются уже на первых страницах летописи Нестора: «Воста родъ на родъ». Новгородские «повольники», недовольные своими домашними порядками, начинали искать «широкое раздолье». Поэтому они охотно селились в пределах Ростово-Суздальской земли, постепенно занимали здесь удобные и плодородные места – в основном по берегам судоходных рек. Да и сами славяне, как известно, двигались всегда по рекам, которые в древнейшие эпохи человечества были единственно удобным путем сообщения.

Колонизация Ростово-Суздальского края проходила без всяких войн и кровопролитий, потому что земли здесь было так много, что ссориться из-за нее не приходилось. Были среди первых колонистов-новгородцев люди богатые и независимые, которые, завладев землей, становились землевладельцами. Они уже совсем не зависели от Великого Новгорода и часто сами приглашали к себе разного рода «сходцев» из низших классов земледельческого и промышленного люда; те, поселившись на их землях, становились к ним в обязательные отношения.

В результате археологических раскопок, которые постоянно ведутся в Суздале с середины прошлого века, было установлено, что первоначальное поселение располагалось на склоне узкого мыса, омываемого с трех сторон рекой Каменкой и ее левым притоком – Гремячкой. Занимало оно значительную часть территории нынешнего кремля, и уже в Х веке здесь были возведены укрепления, что говорит о нерядовом характере поселения.

В Х столетии одна из групп угорских племен при переселении в Паннонию (среднее течение Дуная) прошла через земли Волго-Окского междуречья, о чем безымянный летописец, так называемый «нотарий короля Белы», сообщает, что угры под предводительством воеводы Альма тронулись из Скифии, а в окрестностях Киева переправились через Днепр. В предании об этом исходе венгров впервые упоминается «Susudal» на Руси, а также тот факт, что во время своего пребывания около Суздаля угры дали почувствовать горожанам свою свирепость и надолго оставили память о себе в названии урочища и речки Мжары.

В начале Х века название финских племен, проживавших на северо-востоке Руси, исчезает как этнографический термин. В начале следующего столетия он заменяется другим – «Ростовская земля», а в середине XI века получает свое полное название – «земля Ростовская и Суздальская», которое устанавливается в конце княжения Юрия Долгорукого.

 

Из Южной Руси переселенцев заставляли двигаться в Ростово-Суздальскую землю другие «нестроения». В погоне за княжением в богатых городах, из-за бесконечных родовых счетов и распрей князья постоянно враждовали между собой. В междоусобных войнах победитель обычно выжигал села и города противника – то, чего нельзя было забрать с собой. Имущество и скот побежденных составляли добычу князя и его дружины, челядь обращалась в рабов, которых на восточных базарах продавали наравне с мехами, медом, кожей и другими товарами.

К тому же на юге славянам не давали покоя печенеги, половцы и другие кочевники. Князья, занятые своими междоусобицами, не только не защищали народ, но часто сами приводили чужеземцев на Русскую землю. Степняки жгли их поселки, угоняли скот, грабили дома, славянских жен запрягали в соху, дочерей насиловали… Князь Владимир Мономах на съезде на Долобском озере (близ Киева) так говорил о беззащитности южнорусского земледельца: «Выйдет смерд весною пахать, приедет половчанин, застрелит его, а лошадь его, и жену, и детей возьмет себе и гумно зажжет».

Тяжелое положение заставляло людей искать лучшую долю, которая в их представлениях лежала в невозделанных северо-восточных краях. Шли они «сквозь вятиче» и селились в Ростово-Суздальской земле, где было тихо, спокойно и безопасно. Сильные натуры стремились в эту страну чудес и волшебства еще и удаль свою показать, и померяться силами со злыми чудищами. Недаром былинный богатырь Алеша Попович сражается с Тугарином-Змеем близ Ростова – в дикой стране народа меря.

В науке эта колонизация считается вольной. Отношения славян и местного населения были добрососедскими, так как финны уже в древние времена считались самым мирным племенем среди обитателей Европейского Севера. Такое же впечатление произвели они и на русских, были уступчивыми, да и делить им было нечего – земли кругом много, на всех хватало. Местные племена (в большинстве своем финские) сливались со славянами, постепенно теряя свою самобытность и собственный язык, но еще долго сохранявшие традиционные обычаи и верования.

Во второй половине IX века наряду с вольной начинается княжеско-военная колонизация Ростово-Суздальской земли, которая заключается в разделе князем земель и основании в военных целях поселений и крепостей. Жителей для этих поселений князья выбирают или из «охочих людей», привлекая их разными льготами, или выводя колонистов из уже существовавших поселений. Уже первые русские князья – Рюрик и Олег, расширяя свои новгородские владения, мало-помалу завладевали землями на восток и на север. С усилением княжеско-военной колонизации усилилась в этих краях и власть князя. Однако славянская колонизация Ростово-Суздальской земли вначале шла медленно, и до начала XII века этот край считался бедной, глухой и отдаленной окраиной, в которой первые русские князья даже не хотели жить постоянно. Предоставив управление ею своим наместникам, сами они лишь изредка наведывались сюда, а если и давали здешним городам князей – то самых младших из княжеского рода.

Наряду с княжеско-военной в науке отмечается и монастырская колонизация, и первыми представителями христианской веры в Ростово-Суздальской земле являются сам князь и его дружина. В существующих поселениях или на незаселенных местах основываются церкви, которые в свою очередь становятся центрами новых поселений. Появляются и первые подвижники-аскеты, которые проникают в глубь леса уже не по рекам, а через непроходимые дебри. Вдали от жилья человеческого они ставят себе кельи, и мало-помалу к ним присоединяются «охочие люди», жаждущие уже не добычи и прибыли, а умиротворения совести; ищущие не приволья, а подвига христианского и спасения души. Кельи отшельников огораживаются тыном, ставится церковь, колокол которой впервые нарушает тишину девственного леса. Так зарождается сначала община, потом зачинается монастырь, около которого вскоре появляется поселение.

Со временем из монастыря выходят новые подвижники, которые устраивают новые обители. Так в дикой прежде стране возникает культура, проводниками которой становятся князь и епископ, города и монастыри. Со временем появляются торговля и промышленность, которые приводят к четвертому типу колонизации Ростово-Суздальской земли. Появляются новые центры – ярмарки, базары или просто склады товаров, около которых скучивается народ и постепенно возникают новые поселения.

Первым из городов, возникших в Залесье, был Ростов, который упоминается в летописи уже в 862 году.

В 911 году Ростов назван в числе пяти крупнейших городов, подвластных киевскому князю Олегу.

Сюда сначала новгородские, а после 882 года киевские князья посылали наместников.

С 913 по 988 год в летописях ничего не говорится о Ростовской земле.

 

Мжарский могильник

Мжарский могильник – некрополь средневекового Суздаля. Некрополь Суздаля X-XII вв. находится на юго-восточной окраине современного города, на правом возвышенном берегу р.Мжары, при её впадении в р.Каменку. это – курганная группа, насчитывающая 359 насыпей, большая часть которых раскопана исследователями в разные годы XIX-XX вв. Размеры курганов варьируют от 0,4 до 1 м. в высоту и от 2,5 до 8 м. в диаметре. Курганы располагаются двумя группами: одна – по берегу каменки, другая – по берегу Мжары. Умерших хоронили по обряду трупоположения (иногда со следами частичного сожжения) в подкурганных могильных ямах. В могилах обычно имелись деревянные сооружения: клети, колоды, гробовины. Размеры и глубина могил зависели от пола, возраста и социальной принадлежности погребённых. В большинстве курганов отсутствует погребальный инвентарь – находки вещей встречены лишь в 51 захоронении. В мужских погребениях обнаружены пуговицы и остатки тканей от воротников, в женских – преимущественно украшения. Это височные кольца перстневидные и трёхбусинные, перстни, стеклянные бусы и бисер, шитые золотыми нитями воротники. Из импорта можно отметить скандинавскую железную тордированную шейную гривну, чьи ближайшие аналогии известны по находкам в Северной Европе: Дании, Швеции, Норвегии и на Аландских островах, что также указывает на обширные торговые связи Суздальской округи.

Мжарский могильник отличается полным отсутствием этноопределяющих украшений, бытовых предметов и орудий труда, характерных для сельских кладбищ. Наличие дорогих серебряных ювелирных изделий, привозных шёлковых и шитых золотыми нитями одежд говорит о том, что многие похороненные в этом могильнике люди относились к знатной и зажиточной прослойке суздальского населения.

Суздаль при князе Владимире Красное Солнышко

В 990 году, заботясь об укреплении северо-восточных рубежей Руси и утверждая во всех её пределах христианство, святой князь Владимир положил основание городу Владимиру на Клязьме. Заселив новый город киевлянами, крещёнными ранее, великий князь киевский крестил и часть местного населения. 
В Ипатиевской летописи сказано: 
"в лето 6498-е пойде Володимер в землю Словенскую и страну Залесскую, в Суздальстей области и в Ростоветей, и постави тамо над рекою Клязьмою град, и нарече его первым своим именем Владимир, и созда церковь Пресвятыя Богородицы соборную; повеле же людей крестити повсюду и церкви ставити, даде же им первого епископа Феодора". 
В Степенной книге XIV столетия сказано: 
"в лето 6498, от Рождества Христова 990, от Киева подвижеся блаженный Владимир шествовати в Суздальскую землю взем с собою двух епископов, иже придоша к нему в Корсунь с Митрополитом Михаилом, послани от патриарха Фотия, и в Земле Суздальской вся люди крестиша; тамож и град заложи святыя же и красен, и в своё имя нарече его Владимир на реце Клязьме, в нем же и церковь постав деревянную во имя Пресвятыя Богородицы честнаго ея Успения". 

Настенная надпись у мощей святителя Федора, сделанная в 1635 году: «В лето 990 первый и великий князь Владимир просвети Суждальскую землю святым крещением паству вручи епископу Феодору».

Существует предположение, что обитель святителя Василия (см. Свято-Васильевский монастырь .) обязана своим основанием святому равноапостольному князю Владимиру, который во время пребывания в Суздале просветил здешних жителей святым крещением и воздвиг храм в честь своего Ангела и тем положил начало иноческой обители. В подтверждения такого мнения можно привести то обстоятельство, что все древнейшие церкви во имя Василия Великого в городах, современных началу христианства в России, имеют своим основанием равноапостольного князя Владимира. Это храмы в Киеве, Овруче, Владимире-Волынском и проч. В пользу этого предположения говорит также особенное уважение к Васильевскому монастырю Российских князей и многих царей, выражавшееся в наделении его вотчинами. Предположительно, суздальцы приняли христианство в той церкви, которая раньше располагалась на территории современного Васильевского монастыря.

В 991 году небольшая часть населения Ростова Великого приняла крещение в озере Неро от князя Владимира, митрополита, четырех епископов и воеводы Добрыни. Но большинство населения города отказалось креститься и враждебно относилось к христианским священникам. 

В 992 году Федор был рукоположен в епископы Ростова. Построил в городе дубовый храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. Проповедь христианства, начатая Феодором, была враждебно встречена язычниками и святитель удалился из Ростова в Суздаль. 
По сообщению надписи 1635 года в ризнице Богородице-Рождественского собора Суздаля: 
"Приям святитель Феодор паству словесных овец в Суждальской стране и, видя их помраченными, начал, возлагая на Бога упование, сеяти семя слова Божия, идольские капища разрушая; храмы же святые во славу Божию созидая и украшая. Зряще бо народи богоугодное житие его и кроткий нрав, и слыша богодухновенное учение его, по премногу удивляшися, обращахуся в веру Христову и приимаху святое крещение".

В Ростове была создана епархия и ещё как минимум в Новгороде (а по некоторым данным — также в Белгороде Киевском, Переяславле и Чернигове). При помощи немецкого миссионера Бруно Кверфуртского, лично встречавшегося с Владимиром, в 1007 году была учреждена епархия у печенегов, по-видимому, недолговечная.

Вместе с православными миссионерами на Русь чрезвычайно рано проникали и сторонники различных византийских ересей, в частности, богомильства. Из найденного в 2000 году Новгородского кодекса явствует, что в 999 году некий монах Исаакий был поставлен попом в богомильской (или околобогомильской) общине в Суздале.

В 1010 году когда ростовским князем стал святой Борис Феодор вернулся в город, но после убийства Бориса святитель был вновь изгнан из города и возвратился в Суздаль где скончался около 1024 года.

См. Феодор I епископ Ростовский (Суздальский).


наверх

ЗАЯВКА

на бизнес формат экоферма "Грин-ПИКъ"